Join EAR Forum | Follow Eastern Art Report on Twitter | Follow the Editor on Twitter | Follow the Editor on Academia.edu

Lida Sherafatmand: Interview with Sajid Rizvi [Russian Text]

Автор статьи Саджид Ризви, редактор Eastern Art Report, www.eapgroup.com Лондон Перепечатана и адаптирована под каталог с разрешения редакции. Translation from English: Svetlana Gudova English text of the interview | Introduction

Лида Шерафатманд: «Первые вехи сокровенного пути»

(Саджид Ризви, 2013)

Подзаголовок выставки Лиды Шерафатманд – «Первые вехи сокровенного пути», которая открывается в Музее-институте семьи Рерихов в Санкт-Петербурге, – своеобразная ссылка на незаурядную личность – гражданина мира Николая Константиновича Рериха (9 окт. 1874 – 13 дек. 1947), во многом схожего с Лидой Шерафатманд.

Рерих, как и Лида, – это вечный странник в поисках  смысла бытия. Широта его интересов не может не впечатлять, а глубина его откровений еще ждет своих исследователей.

Рерих писал картины, занимался археологическими раскопками, осмыслял идеи и идеологию различных культур и цивилизаций, прежде чем выработать собственное мировоззрение. На жизнь он зарабатывал и как юрист, и как писатель, и как художник.

Упоминание о Николае Рерихе, даже столь беглое, вполне уместно в контексте творчества Лиды Шерафатманд на фоне современной реальности.
Рерих всю жизнь стремился к недостижимому идеалу – чтобы опыт человеческого бытия не был связан с неизбежными последствиями войны: с гибелью гражданского населения, именуемого ныне в «политкорректных» терминах «сопутствующие потери». Его неустанная борьба за сохранение художественного, архитектурного и научного наследия в условиях военных конфликтов привела к тому, что 15 апреля 1935 года был заключен Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников. Он устанавливал преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Этот договор известен также как «Пакт Рериха».

Хотелось бы думать, что договор 1935 года подвел черту под так называемыми «правилами войны», но, к сожалению, факты до сих пор свидетельствуют об обратном. О «Пакте Рериха» забыли во время Второй Мировой войны – достаточно вспомнить Дрезден, обращенный в руины, или атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки. Из относительно недавних событий вспомним сожжение библиотеки в Сараево, разграбленные музеи Багдада, Кабула и Каира, разрушение культурных памятников в Мали в ходе гражданского конфликта в 2013 г., – все это указывает на то, что заветами Рериха постоянно и, очевидно, сознательно пренебрегают.

Искусство во всех его проявлениях есть результат напряженного внутреннего поиска творческих личностей в разных странах. Вот почему каждое художественное достижение уникально, – даже тогда, когда художник копирует чье-то творение или ищет вдохновение в эстетических идеалах прошлого.

Творчество Николая Рериха и Лиды Шерафатманд – двух художников, принадлежащих к разным эпохам – сближает удивительная общность «словаря» выразительных средств. Об этом свидетельствует выставка работ Лиды Шерафатманд «Внутренние миры, внешние отношения» (31 августа – 15 сентября 2013).

Полотна Рериха воспевают окружающий мир, который он наблюдал во время своих путешествий, а его литературные труды дополняют его визуальный опыт описанием всего увиденного, услышанного, прочувствованного и осмысленного.

Раннее творчество Лиды Шерафатманд связано не только с эпохой, когда создавались ее первые полотна, но и с ее современным творчеством. Картины, написанные в прошлом десятилетии, – сознательный уход от гиперреализма в пользу реализма, то есть ее технику наложения мазков можно, пожалуй, назвать «искусством повествования». Многие полотна представляют зрительный эквивалент комментария, сделанного как бы мимоходом, – утонченное и изысканное вкрапление, которое не отклоняется от отображения реальности и не мешает донести до зрителя смысл картины. Но истинный смысл ее искусства можно оценить, найдя «цитаты» из ее ранних полотен в работах групп «Художники за мир» и «Гуманитарный художественный манифест»: этическое и эстетическое кредо художницы – «Нет убийствам!». Об этом можно прочитать в таких серьезных научных трудах, как «К парадигме ненасилия» (Дж.Э. Пим и др., 2009), и «Мир – Обозрение: Журнал социальной справедливости» (2013).

Простота наложения мазка в некоторых ранних работах Лиды Шерафатманд наводит на мысль, что художница намеренно отказывается от сложной техники, чтобы непосредственно выразить свой замысел. Ибо это полотна, напрямую отражающие актуальные проблемы современности, чему соответствуют и названия картин: «Детские надежды», «Защитим детей от войны», «Нет эксплуатации детского труда!».

Знаменательно, что до сих пор ни одна из этих проблем не утратила актуальности и не решена до конца. Но художница идет дальше в поисках перемен к лучшему.

Любые изменения – о чем говорят недавние работы художницы – начинаются во внутреннем мире человека и ведут к радикальным преобразованиям:  в сообществе, в социальном устройстве, в жизни каждой нации. В новых полотнах художницы воссоздаются визуальные намеки на эти глубинные процессы. Отобранные для выставки картины говорят о прогрессе на пути к гуманизму за счет сложных процессов впитывания опыта, его ре-интерпретации, синтеза, «перевода на иной язык» и преобразования.

Интервью

•    Как возникла идея организовать выставку в Петербурге?

•    Я бы сказала, что это определенно судьба! Я всегда восхищалась Николаем Рерихом, изучала его жизненный путь и его живопись, для меня она является образцом высочайшего мастерства. Показательно для меня и то, что творчество он активно совмещал с общественной деятельностью, именно он инициировал и разработал первое соглашение, которое призывало к охране культурного наследия в военное время. Впоследствии оно получило название «Пакт Рериха». Соглашение было подписано в Вашингтоне в Белом доме под председательством Франклина Рузвельта всеми странами Северной и Южной Америки в 1935 году. Позже оно легко в основу Конвенции об охране Всемирного Наследия ЮНЕСКО, принятой в 1972 году и действующей до сих пор.

Как художница я чувствую большую ответственность за то, что  несу обществу. В первое время мои картины выставлялись на международных конференциях, на которых обсуждались международные проблемы и вопросы поддержания мира. Нужно сказать, что мне хотелось не только рисовать, но лучше понимать общество вокруг меня, механизмы того, что происходит в мире, поэтому я поступила в университет на курс международной политики.

При написании своей исследовательской работы в университете я использовала труды Николая Рериха. В прошлом году часть моего исследования была опубликована в международном сборнике «Азбука Гармонии». Это коллективная книга 75 авторов Глобального Союза Гармонии (ГСГ) из 26 стран под редакцией Льва Семашко, философа, социолога, миротворца из Санкт-Петербурга. Лев Семашко разработал новую научную теорию – «тетрасоциологию» о строительстве культуры мира из естественного порядка социальной гармонии. www.peacefromharmony.org

Одним из авторов «Азбуки Гармонии» стала также заместитель директора Музея-института семьи Рерихов, президент ГСГ-Россия Юлия Будникова. Она высоко оценила мои картины и мое исследование по политологии и предложила организовать выставку в Музее-институте, которая бы сопровождалась моими открытыми лекциями.

«Азбука Гармонии» недавно номинирована Нобелевским Комитетом в официальные кандидаты на Нобелевскую Премию Мира в 2013 году.

•    В чем особенность новой выставки?

•    Планируется, что эта выставка в дальнейшем совершит мировое турне. А еще она будет сопровождаться моими публичными лекциями. Мне кажется, что сейчас я уже достигла определенного уровня и могу делиться знаниями, а не только чувствами, которые выражаю в своих картинах. Я очень надеюсь, что таким образом я смогу мотивировать людей качественно улучшать свою жизнь, стремиться к миру из гармонии.
Я верю в слова Леонардо да Винчи, что искусство – это королева всех наук, потому что оно не только дает знания, но и передает его всем поколениям во всем мире.

•    Какие темы ты поднимаешь в своей живописи?

•    В своих картинах в первую очередь я стремлюсь изобразить внутренний мир: различные эмоциональные и душевные состояния. А в своих лекциях стараюсь раскрыть взаимосвязь между внутренними мирами и внешними отношениями, ведь внутренние миры влияют и на отношения между людьми, и даже на отношения между странами. Я цитирую ученых прошлого и настоящего, но начинаю с Ричарда Нэда Лебоу (профессор международных отношений в Лондонском Институте Экономики), который написал «Культурную теорию международных отношений» в 2009 году.
Я описываю конкретные ситуации, чтобы показать, как проявление каждого внутреннего состояния влияет на типы отношений, которые мы притягиваем в свою жизнь. На примере конкретных ситуаций  демонстрирую, что происходит в нашей жизни под воздействием того или иного внутреннего состояния. Я верю, что красота человеческих отношений, стабильность в обществе зависят от внутренней природы человека, и для прогресса как личного, так и общественного, необходима глубокая духовная работа. Поэтому выставка получила такое название:  «Внутренние миры, внешние отношения».

Планируется, что эта выставка также будет проходить в Атриуме Лондонского Института Экономики с 24 февраля по 21 марта 2014 года, более подробную информацию можно посмотреть на сайте http://www.lse.ac.uk/intranet/LSESocial/artsAndMusic/artProjectsAndExhibitions/Home.aspx.

•    Сколько картин будет выставлено в Петербурге?

•    15 картин, выполненных маслом на холсте, размером 160 см ×120 см. Конечно, хотелось бы показать еще больше работ!

•    Как получилось, что «Азбука Гармонии» была номинирована на Нобелевскую Премию Мира?

•    – О, да! Это колоссальный труд, объединивший 75 авторов со всего мира. Это была непростая задача все отредактировать и согласовать. Сегодня «Азбука Гармонии» воспринимается как новый инструмент для духовного воспитания и построения мира во всем мире. Несколько авторов решили донести до Нобелевского Комитета информацию о значимости работы, и к нашей большой радости она была номинирована!

•    На каких языках издана «Азбука»?

•    Она издана на английском и русском. Публикация на русском языке связана с тем, что ее главным редактором выступил Лев Семашко, философ, социолог, Действительный Государственный советник Санкт-Петербурга. Авторы – из 26 стран, среди них и женщина-профессор из Ирана.

•    Каков ваш вклад?

•    Мой вклад небольшой – это философская поэма «Сила гармонии, сохраняющая нас живыми». Я постаралась выразить в ней все те идеи, к которым пришла в дипломной работе. В качестве иллюстраций я использовала свои картины.

•    Как появилась идея создания «Азбуки Гармонии», и как ты оказались среди ее соавторов?

•    Создание «Азбуки Гармонии» – это инициатива Президента ГСГ Льва Семашко, он собрал совет ученых, которые занимаются исследованиями вопросов международного сотрудничества в области поддержания мира и безопасности. Когда он узнал обо мне от одного из профессоров, он пригласил меня присоединиться к этому союзу. Мне было неловко, я не профессор, как все остальные, я просто художник и провожу свое исследование только для того, чтобы сделать мои картины выразительнее, насыщеннее, чтобы они были более актуальны и понятны людям вокруг меня. В общем, я делаю это для того, чтобы мои художественные поиски служили не только для моего личного удовольствия, но и несли в мир определенные научные и философские знания.

•    Возможно, отчасти тебя пригласили присоединиться к такому сообществу, потому что ты имеешь отношение к Ирану, и к поэзии, которая имела и продолжает иметь такое важное значение?

•    Думаю, да. Персидская цивилизация обладает очень богатым наследием, и я бы хотела, чтобы оно было сохранено и продолжало передаваться из поколения в поколение. И, конечно, как человек, родившийся там, я никогда не смогу забыть эту землю.

•    Слово «гармония» греческого происхождения и имеет разные значения и интерпретации. В социальном и общественном контексте гармония понимается как синоним согласия, но это понятие является более сложным, например, в музыке.

•    Мне кажется, быть в гармонии – это значит создавать что-то новое в жизни, а не разрушать. Думать о других, а не только о себе. Я воспринимаю гармонию как произведение искусства. Ведь гармония – это один из принципов искусства, смысл которого в том, чтобы все части целого прекрасно сочетались друг с другом.

•    Предполагает ли гармония самопожертвование?

•    Нет, нет, каждая личность достойна уважения и каждая жизнь имеет непререкаемую ценность. Заботясь о других, нельзя забывать о себе!

•    Я имею ввиду самопожертвование в том смысле слова, что для того чтобы жить в согласии с другими нужно постоянно идти на компромисс?

•    Конечно, здесь есть определенные сложности. В первую очередь нужно думать о правильной расстановке приоритетов. Есть вещи, которые менее важны для нас, и в которых мы можем легко уступить, а есть что-то более важное для нас, и уступать тут нельзя. Конечно, все не так просто, когда речь идет о жизни и о решении практических проблем. Но нужно пытаться. Эта тема поднимается и на выставке «Внутренние миры, внешние отношения».

•    Так много всего держится на компромиссе. Все укоренившиеся общественные институты построены на компромиссе, например, брак или межличностные отношения. Государство требует компромисса и покорности.

•    Да, компромисс – это один из самых важных вопросов, и нужно учитывать, что он имеет отложенный во времени эффект. Личная ситуация: компьютер, скорее всего, важнее для меня и моей деятельности, чем два новых платья, но их, конечно, очень хочется купить именно сейчас. Но я нахожу в себе силы отказаться от них и таким образом экономлю деньги на покупку компьютера. Это компромисс, конечно, его частный случай. Но эта ситуация показывает, насколько выгоден компромисс в долгосрочной перспективе.

•    Какие же компромиссы нужны для того, чтобы достичь глобальной гармонии? На твой взгляд, что сегодня не так в нашем мире, где так много конфликтов и дисгармонии?

•    Сложный вопрос. Наверное, более-менее исчерпывающий ответ на него может дать только мульти-дисциплинарный эксперт, ведь наш мир настолько сложный, а наша реальность имеет так много слоев. Тем не менее, в одной причине дисгармонии я уверена, и заключается она в каждом из нас. Мы сегодня не хотим брать на себя достаточно ответственности за окружающий мир вокруг нас. (Под окружающим миром я понимаю не только природу, но и общество, людей). Кажется, мы все сейчас недооцениваем нашу огромную силу, считая себя «обычными» людьми, и предпочитаем все перекладывать на плечи политиков, людей из мира большого бизнеса и других ключевых персон. А ведь по факту мы влияем на то, как ежедневно развиваются события вокруг нас в обществе и окружающей среде.
Именно эту идею несет в себе новая серия моих картин и именно об этом я буду говорить в своих публичных выступлениях во время работы выставки. Ведь все взаимосвязано: наш внутренний мир отражается на наших действиях вовне и приводит, к той реальности, в которой мы живем. В то же время все, что вокруг нас, можно изменить, если начать работать над своим внутренним состоянием.

•    С чего начался твой творческий путь?

•    Интерес к живописи у меня появился очень рано, примерно с 3-х лет, когда я нарисовала свою первую картину. Я до сих пор помню ее. Это было что-то, что я увидела в своем воображении. Это было солнце, оно играло на флейте, и из волшебных звуков, которое оно издавало, возникали ангелы.
Моя мама оформила картину в раму и повесила в нашей комнате. К сожалению, во время Ирано-иракской войны нам пришлось переехать, и картина была утеряна.

•    Почему солнце? Солнце – это главный персонаж в персидской мифологии и религии.

•    Да, это было солнце! Но сейчас мне трудно сказать, почему я выбрала именно солнце, ведь тогда мне было всего 3 года. Важнее, что солнце могло петь и играть на флейте. Ведь это было военное время и меня это очень угнетало. Уже в 5 лет я постоянно спрашивала родителей, почему люди убивают друг друга, ведь вместо этого они могут играть и быть счастливыми. Стремление сделать что-то, чтобы изменить ситуацию, сформировалось во мне уже в то время! И нужно сказать, что оно живо во мне до сих пор, особенно когда я узнаю о новостях мировой политики.

•    Когда началось твое знакомство с классическими персидскими поэтами и кто из них тебе ближе всех?

•    Руми. Мне нравится его философия и его религиозные размышления, его открытое сердце.

•    Руми считается одним из наиболее понятных персидских поэтов для людей, имеющих другие убеждения.

•    Полагаю, это благодаря тому, что он настолько открыт. Чем в более широком смысле ты рассуждаешь о жизни, тем более широкую аудиторию ты привлекаешь к себе. Тем не менее, есть немало других персидских поэтов, чье творчество широко известно, например, Омар Хайям (некоторые его работы даже изучаются в школах), Фирдоуси, Саади. Персидская литература внесла огромный вклад в развитие мировой литературы и не только благодаря работам Руми. Например, сегодня весь мир, особенно Западный, восхищается творчеством 85-летней иранской поэтессы Симин Бехбахани.

•    Как и когда вы покинули Иран?

•    Мы уехали из Ирана в конце войны, и у меня появилась возможность продолжить обучение в Европе.

•    То есть из Ирана ты переехала на Мальту?

•    Да. На Мальте я училась в Школе Искусств и в университете, где написала диплом по вопросам культурного наследия, обращаясь к материалам «Пакта Рериха». Сейчас я работаю над докторской диссертацией в университете в Великобритании. Также я жила в Париже и обучалась живописи у современных французских художников.

•    Люди, которые впервые видят твои последние картины, воспринимают их скорее как лирические. Они содержат в себе глубину образов, которую можно сравнить с чувствительностью, выраженной в стихах Руми и отчасти Саади, и возможно, каких-то других поэтов.

•    Да, это моя молитвенная лирика, я бы сказала. В каждый мазок своей кисти я вкладываю частичку души. В последние 5 лет в обществе было так много панических настроений, связанных с финансовым кризисом, восстаниями в Арабском мире, увеличившимся количеством беженцев, ситуацией вокруг ядерного оружия, третьей мировой войной и т.д. Все эти страхи заставляют нас жить с ощущением неизбежных потерь, от всего этого мы перестаем видеть и ощущать самые разнообразные импульсы жизни. Я хочу позволить этому разнообразию выразиться через мои картины. Ведь картины – это нечто физическое, они становятся частью нашего физического окружения, и значит флюиды, которые они в себе несут, влияют на состояние нашего ума, душу и наше окружение. Зная об этом эффекте и обо всей ответственности, которую несут картины, работая над ними, я погружаюсь в состояние благополучия и изобилия, надеясь, что те, кто будет смотреть на эти картины, смогут прочувствовать похожее состояние и все это сможет хоть немножко улучшить нашу жизнь. И мы будем ощущать импульсы любви вместо импульсов страха.

•    Одна из картин, которые я видел, «Импульсы любви», кажется, пытается вовлечь зрителя почти в мистический опыт: здесь свет – это только предположение о том, что такое солнце, но в тоже время это может быть и Свет просветления.

•    Это то, что мы слышим своим сердцем. Я стремлюсь позволить людям видеть сад их души и богатство их собственного духа. Я надеюсь, что моя живопись может быть своего рода зеркалом для зрителей.

Руми однажды сказал:
«Ты не представляешь, как я искал подарок для тебя.
Но всё казалось неуместным.
Не понесёшь же злато в золотую жилу,
а каплю воды — морю Омана!
Всё, приходившее в голову, было равносильно тому, чтобы нести зёрна тмина в город Керманшу,
откуда тмин берёт происхожденье.
Все зёрна уже хранятся в твоих амбарах.
Ты имеешь даже мою любовь и душу, так что и их я дать не мог.
Я зеркало тебе принёс.
Ты на себя смотри и помни обо мне».

•    Но живопись Рериха находится в другой плоскости.

•    Он изображал природные ландшафты и находил духовность в природе.

•    Тогда почему ты «идешь по его стопам», как сказано в описании выставки?

•    Я тоже создаю пейзажи, но только воображаемые, то есть я как будто достаю их изнутри наружу, а чаще всего они результат слияния внешнего и внутреннего. Например, «Импульсы любви» напоминает состояние, когда смотришь на далекий лес, «Внутренний мир сострадания» – как большая волна моря. Кроме того, пример Рериха, соединившего философские поиски с живописью, придает мне уверенности в том, чтобы продолжать двигаться вперед в моем научном исследовании.

•    Сострадание в буддийском и тибетском искусстве – близнец Мудрости. Есть ли что-то общее между идеями, которые несут твои картины, и идеями и философией буддийской живописи. Конечно, мы не говорим о совершенно разном визуальном результате.
•    Да-да, очень! Я цитировала Тянь Цзинь Тая, китайского философа VI века, в своей исследовательской работе. Конечно, наши картины выглядят абсолютно по-разному, возможно, потому что я человек из другой культуры и другого времени. Интересно, что об этом могли бы сказать китайские критики.

•    Что еще кроме Ирана оказало влияние на твое творчество?

•    О, многое. А еще я большая поклонница цветов, я так их люблю, что никогда не устану рисовать их и любоваться ими. И так как ни в одной культуре нет неприятия цветов, я считаю, что их обязательно нужно использовать в своих картинах как общепонятные символы.

•    Как повлияла на тебя Мальта?

•    Мальта очень сильно повлияла на меня: ее потрясающее море, ее древние храмы, ее люди, ее дикие пейзажи позволяют мне почувствовать связь с землей и силами природы. В этом одна из причин, почему я вернулась сюда из Парижа. А еще люблю сильные ветра, которые здесь дуют. Я ценю мальтийскую культуру и простоту и дружелюбие людей.

•    Большинство произведений искусства сегодня направлены на то, чтобы трактовать мир, в котором мы живем, а точнее, мир, в котором мы страдаем, но, кажется, у тебя альтернативный подход.

•    Думаю, все дело в «словаре». Я не могу полностью уходить в абстракцию, мне нужен понятийный аппарат, чтобы можно было апеллировать к разуму и провоцировать его, и в то же время пробуждать душу с помощью эмоций и красоты.

•    Тем не менее, ты не показываешь зрителю внешний мир. Вместо этого приглашаешь его заглянуть внутрь и практически забыть о том, что его окружает.

•    Я очень много изображала внешний мир в мой предыдущий творческий период, первые 10 лет я рисовала видимый мир. Теперь я хочу, чтобы мое творчество показывало взаимосвязь между внешним миром и внутренним. Своим творчеством я хочу показать людям, что решение во всех ситуациях сначала стоит искать внутри себя. Мы сейчас не ищем альтернативных вариантов, как избежать войны… да, мы говорим, что мы не хотим войны, но мы ничего не делаем для того, чтобы достичь этой цели, для того чтобы строить мирный мир вокруг нас.

•    Своими картинами ты пытаешься показать людям возможность изменить окружающий мир, который им не нравится, с помощью своего духовного развития?

•    Да, в Преамбуле Устава ЮНЕСКО сказано: «Мысли о войне возникают в умах людей, поэтому в сознании людей и следует укоренять идею защиты мира».

English text of the interview | Introduction

Join EAR Forum | Follow Eastern Art Report on Twitter | Follow the Editor on Twitter | Follow the Editor on Academia.edu